Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

0 1

13

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

«Нам не нужен Союз в таком виде»

Содержание статьи:

30 марта 1991 года Американская киноакадемия на 64-й церемонии вручения премии «Оскар» отметила как лучший фильм ленту Джонатана Демми о поисках маньяка-убийцы с помощью каннибала-интеллектуала. Спустя 30 лет трудно отделаться от ощущения, что название фильма — «Молчание ягнят» — описывает состояние советских людей в момент распада Советского Союза. Едва ли не главное событие 1991 года — в том, что практически никто из поддержавших единство Союза на референдуме 17 марта затем никак не подтвердил этот свой выбор — включая и организаторов голосования. Впрочем, безмолвие наступит под конец года. В полном событиями марте казалось, что у «обновленного» Союза есть шанс, и при всех очевидных проблемах удается избежать развития ситуации по сценарию триллера с переворотом и всеобщей гражданской войной.

Первые среди неравных

3 марта 1991 года прошли «избирательная консультация» в Латвии и референдум в Эстонии. В феврале «консультация» уже состоялась в Литве. Во всех трех случаях это по сути были процедуры, подтверждавшие легитимность деклараций о восстановлении независимости. В Латвии за независимость голосует 73,6%, в Эстонии — 77,8% пришедших на участки избирателей. Эти результаты скромнее литовского: там за независимость проголосовали 90,24%, против — только 6,54%. Разница объясняется численностью русскоязычных жителей: в Литве их на момент распада СССР около 8%, в Эстонии — около трети, в Латвии — почти половина.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Опрос населения по поводу восстановления государственной независимости в Эстонии. 3 марта 1991 года

Фото: Вээрмяэ Т./ ТАСС

Многие из них поддерживают независимость, но противников также хватает, тем более что в отличие от Литвы, где правительство предложило предоставить новое гражданство всем, кто проживал в республике на момент восстановления независимости, в Эстонии и Латвии русским, приехавшим после 1940 года, придется доказывать свою лояльность — в противном случае они или останутся гражданами СССР, или получат статус неграждан (и соответствующий ему «паспорт чужого»). Если в Латвии 3 марта на участки приглашают всех избирателей, то в Эстонии голосуют «правопреемные граждане» и обладатели так называемых зеленых карточек Конгресса Эстонии, выданных тем, кто доказать «правопреемное гражданство» не может, но независимость поддерживает.

Хотя в трех республиках действуют правительства и парламенты, которые считают, что они уже обрели реальный суверенитет или находятся на пути к нему, в остальном в СССР на Прибалтику многие еще смотрят как на советскую провинцию, более решительно двигающуюся в плане проведения рыночных реформ.

Там, например, уже «отпустили» цены. В середине марта Эстонский банк начал покупать и продавать валюту гражданам: купить доллары и марки пока можно только при наличии действующего загранпаспорта с визой и в количестве не более 3000 условных единиц, но на всей остальной территории страны совершить такую операцию можно только на черном рынке. Аналитики “Ъ” предполагают, что необходимость в нем отпадет, как только откроется Всесоюзная валютная биржа. Доллар в марте 1991 года стоит от 23 до 30 рублей.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Чем запомнился февраль 1991 года в СССР

25 марта советские газеты перепечатают интервью президента СССР Михаила Горбачева германскому журналу Der Spiegel. Через неделю после общесоюзного референдума, который в Прибалтике фактически провалился, советский лидер допускает сецессию трех республик, но говорит, что для этого существует соответствующий конституционный процесс. В СССР сформированы три правительственные группы для переговоров с каждой из республик. Правда, переговоры с литовцами, намеченные на 26 марта в Москве, срываются: ответственный за них зампред союзного правительства Виталий Догужиев рассчитывает на визит председателя Верховного совета Литвы Витаутаса Ландсбергиса, но тот ссылается на отсутствие гарантий безопасности и присылает заместителя Чеславаса Станкявичуса. От встречи со Станкявичусом уклоняется уже Догужиев. Тем не менее 27 марта Ландсбергис, выступая по телевидению, называет Михаила Горбачева великим политиком, который вынужден вести нелегкую борьбу с консерваторами. Тем временем союзный ОМОН удерживает в Вильнюсе здания Дома печати и телецентра.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

На улицах Вильнюса в день проведения референдума о сохранении СССР. 17 марта 1991 года

Фото: Игорь Носов / РИА Новости

28 марта в Москве успешно проходят переговоры советской и эстонской делегаций: советскую возглавляет вице-премьер Николай Лаверов, эстонскую — спикер Верховного Совета Эстонии Юло Нугис. Стороны спорят не столько о самом выходе, сколько о его механизме: эстонцы настаивают на восстановлении независимости, утраченной в 1940 году, союзная делегация — на следовании союзному закону 1990 года о порядке выхода союзной республики из состава СССР (такое право за республиками признавали все три редакции союзной Конституции).

«Коллективные защитные действия»

Подготовка к общесоюзному референдуму о сохранении СССР 17 марта проходит на фоне, крайне неблагоприятном для союзного правительства: оно перестает справляться с кризисом неплатежей, растущей инфляцией и целым рядом этнических конфликтов, а с начала марта по всей стране разворачивается новый раунд забастовок шахтеров.

Первые шахтерские стачки — дело, которое казалось едва ли не естественным для капиталистического Запада, но немыслимым для страны победившего социализма,— начались весной 1989 года в Заполярье и быстро охватили все угольные районы.

Требования стачкомов поначалу были в основном экономическими, министр угольной промышленности СССР Михаил Щадов и тогдашний глава правительства Николай Рыжков признавали их справедливыми, но идти на уступки чиновникам было нелегко — прежде всего из-за отсутствия средств.

Забастовки 1991 года сопровождалась не только экономическими, но и политическими требованиями, в том числе отставки Михаила Горбачева и роспуска Верховного Совета СССР. 17 марта на совещании коллективов бастующих предприятий Донбасса поддержали требование кузбасских коллег об отставке союзного руководства. 18 марта к ним присоединился созданный в Москве Межрегиональный совет стачкомов, добивавшийся заключения нового тарифного соглашения.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Как Валентин Павлов пытался спасти экономику СССР

21 марта Верховный Совет РСФСР потребовал от союзного премьера Валентина Павлова начать переговоры с забастовщиками. Российские власти делегировали для переговоров в Кузбасс премьера РСФСР Ивана Силаева. К концу марта в СССР бастовало более 200 шахт и около 300 тыс. горняков. Михаил Щадов сообщил, что потери отрасли за месяц составили четверть миллиарда рублей; остановка шахт нарушила технологические цепочки, угроза остановки нависла над рядом металлургических и машиностроительных предприятий.

26 марта Верховный Совет СССР принял постановление о двухмесячном моратории на шахтерские стачки, но горняки Воркуты, Донбасса и Кузбасса его игнорировали. То же постановление предписывало Валентину Павлову не позднее 2 апреля начать переговоры с бастующими, но глава кабмина был готов встречаться лишь с теми шахтерами, которые в стачках не участвовали. 28 марта Центральный совет профсоюза угольщиков призвал премьера все же встретиться с представителями бастующих шахт. За день до этого «предупредительные акции протеста» с требованием удвоить зарплату прошли по призыву профсоюза горняков-металлургов. На два часа встал «Уралмаш». Российский профсоюз работников нефтяной и газовой промышленности тоже выдвинул требование снять ограничения на рост зарплаты и увеличить закупочные цены, а заодно пригрозил «коллективными защитными действиями», если до 10 апреля президент СССР и кабинет министров не начнут переговоры.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

«Порок не в системе, порок — в людях» — цитата из интервью Валентина Павлова (на фото) газете «Известия» от 16 января 1991 года

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

Опрос ВЦИОМ в марте 1991 года отражает растущий скепсис советских граждан. 40% опрошенных не рассчитывают, что меры, принимаемые правительством Валентина Павлова, помогут стабилизировать ситуацию (оптимистов только 9%). 71% ожидают как минимум двукратного снижения уровня жизни в связи с планируемой на 2 апреля реформой цен. Лишь 8% располагают возможностью немедленно потратить на потребительские товары 3 тыс. рублей и более. У 45% эта сумма менее 300 рублей В марте инфляция составляет 3,5%, но в крупных городах она достигает 6,2%, а в столичном регионе — 8,4%.

Госбанк СССР дополнительно выпускает в марте в обращение 18 млрд руб., из которых 10 млрд выдается на руки гражданам в порядке компенсации запланированного повышения цен. Банковские вклады будут индексированы на 40%, но средства, превышающие 500 руб., предполагается заморозить на счетах до 1994 года. Госбанк рассчитывает изъять из оборота избыточные денежные средства, но аналитики “Ъ” сомневаются, что это удастся, и прогнозируют инфляцию по итогам года на уровне 21%. Причин рассчитывать на преодоление острого товарного дефицита при этом нет.

«Готовьте белые флаги!»

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Митинг на Манежной площади в Москве в поддержку всесоюзного референдума и Бориса Ельцина. 10 марта 1991 года

Фото: Александр Шогин / ТАСС

10 марта на Манежную площадь в Москве выходит, по некоторым оценкам, около полумиллиона людей. На площадь заходят двумя колоннами: одна с Октябрьской площади, другая с Тверской. Заявители митинга — «Демократическая Россия», Московское объединение избирателей и «Мемориал» (ныне включен Минюстом РФ в реестр иностранных агентов). Никаких проблем при согласовании митинга не возникает — Моссовет (и его исполком, который возглавляет Юрий Лужков) сочувствует мероприятию. Выступают председатель Моссовета Гавриил Попов, народный депутат СССР Сергей Станкевич, будущий ректор РГГУ Юрий Афанасьев (новый университет будет официально создан постановлением российского правительства от 27 марта; он займет здание Историко-архивного института на Никольской и крыло в Высшей партийной школе при ЦК КПСС на улице Чаянова), а также народный депутат РСФСР Николай Травкин. Председатель Верховного совета РСФСР Борис Ельцин общается с «активом» митинга накануне в зале Дома кино: «Нам не нужен Союз в таком виде, в котором существует сейчас.

Нам не нужен такой центр — огромный, бюрократический. Нам не нужны министерства, нам не нужна вся эта бюрократическая крупная машина, которая жестко все диктует сверху вниз уже 70 с лишним лет. Мы должны от этого избавиться».

На митинге говорят о поддержке Бориса Ельцина, отставке Горбачева и угрозе переворота, который могут организовать союзные силовики. Тональность плакатов иногда экзальтированная: «Готовьте белые флаги, шестерки черных дел умельцев: с нами рыцарь отваги, с нами Борис Ельцин!».

Михаил Горбачев 13 марта подписывает серию указов о назначении членов Совета безопасности СССР, который должен отвечать, в частности, «за выработку рекомендаций» в области обороны, поддержания государственной, экономической и экологической безопасности, преодоления последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, а также обеспечения стабильности и правопорядка.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Демонстранты на Октябрьской площади в Москве

Фото: Феклистов Юрий / Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

Совбез законодательно создан еще в декабре 1990 года, но руки до его формирования у Михаила Горбачева доходят только теперь. В состав Совбеза включены вице-президент Геннадий Янаев, премьер Валентин Павлов, экс-министр внутренних дел Вадим Бакатин, министр иностранных дел Александр Бессмертных, председатель КГБ Владимир Крючков, народный депутат СССР и член Президентского совета Евгений Примаков, министр внутренних дел Борис Пуго и министр обороны Дмитрий Язов. Все кандидатуры 7 марта согласованы Верховным Советом СССР.

Не бежать за комсомолом

14 марта 1991 года Минюст РСФСР во исполнение союзного закона об общественных организациях зарегистрировал российскую организацию комсомола и три партии. Их список отражает стремление части советского истеблишмента следовать западным образцам: есть Республиканская партия, есть Демократическая, а есть Социал-демократическая. Республиканская партия России существует по сей день и известна как ПАРНАС; Демократическая была распущена в 2008-м и сейчас существует в виде клона, воссозданного политтехнологом Андреем Богдановым; Социал-демократическая партия в этой итерации дотянула до 2007 года, после чего пережила несколько более или менее безуспешных попыток воссоздания.

Союзный Минюст 22 марта зарегистрировал ВЛКСМ, принял регистрационные документы КПСС и объявил о готовности зарегистрировать еще две партии: Либерально-демократическую и Партию исламского возрождения. Аналитики “Ъ” в марте 1991 года отмечают, что КПСС не легко дается превращение из политического монополиста, сравнительно непринужденно взявшего большинство на выборах 1989 года, в одну из политических партий, вынужденных бороться за симпатии избирателей, причем не столько со все более многообразными партиями демократической альтернативы, сколько с группой, сплотившейся вокруг Бориса Ельцина, политические позиции которого особенно сильны в Москве и Ленинграде.

За все хорошее

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Жители литовского города Новый Вильно на избирательном участке в день всесоюзного референдума по вопросу сохранения СССР

Фото: РИА Новости

Французский философ Эрнест Ренан сказал в XIX веке, что нация — это ежедневный плебисцит. Советская нация, которую конструировали как «новую историческую общность советских людей», как бы подтвердила свое существование и намерение жить дальше на плебисците 17 марта. Но плебисцит, о котором говорил Ренан, ежедневный — а ежедневно поддерживать Советский Союз оказался не готов практически никто из тех, кто высказался за его сохранение. В критический момент СССР окажется страной без граждан — хотя, казалось, результаты голосования 17 марта говорили о лояльности большинства. Впрочем, вынесенный на голосование вопрос был сформулирован так, что на него трудно было ответить отрицательно: единство и правопорядок предлагалось предпочесть распаду и хаосу.

Постановление о проведении референдума принял 24 декабря 1990 года IV Съезд народных депутатов СССР: в тот момент никому и в голову не приходило, что всего через год никакого Советского Союза уже не будет. 16 января 1991 года Верховный Совет Союза назначил референдум на 17 марта и сформулировал вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантированы права и свободы человека любой национальности?»

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Чем запомнился январь 1991 года в СССР

Референдум должен был пройти по всей территории СССР, с учетом результатов голосования по каждой республике. Уже к концу февраля стало ясно, что эту часть постановления Верховного Совета полностью выполнить будет невозможно: об отказе проводить референдум заявили власти Армении, Грузии, Латвии, Литвы, Молдавии и Эстонии. 25 февраля Верховный Совет СССР указал на незаконность решений, блокирующих проведение референдума, и разрешил в таких случаях местным властям формировать окружные и территориальные избиркомы. Провести референдум согласились РСФСР, Украина, Белоруссия, Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Азербайджан — 9 из 15 республик.

Некоторые из них подошли к подготовке плебисцита творчески. В России было решено провести параллельно республиканский референдум о введении поста президента РСФСР, а в Москве — еще и опрос жителей столицы о необходимости введения прямых выборов мэра города.

На Украине вопрос союзного референдума дополнили уточняющим: «Согласны ли вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?» В Казахстане вопрос переформулировали и сократили в расчете на любые будущие неожиданности: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза ССР как союза равноправных суверенных государств?»

«Отказники»

В Армении, которая провозгласила свою независимость в августе 1990 года и находилась, мягко говоря, в полемике с союзным руководством относительно проблемы Нагорного Карабаха, свой референдум назначили на 21 сентября. На вопрос «Согласны ли вы, чтобы Республика Армения была независимым демократическим государством вне состава СССР?» граждане отвечали спустя месяц после роковой для Союза попытки госпереворота, и 99% участников при явке в 95% поддержали независимость Армении. В плебисците 17 марта в Армении приняли участие лишь 3 549 избирателей, из которых 2 549 человек поддержали сохранение Союза.

В Грузии на 31 марта 1991 года был назначен референдум о восстановлении независимости. На нем при явке в 90,79% за независимость проголосовали 99,08% участников. Голосовали 31 марта и жители Абхазии, хотя там прошел и союзный референдум 17 марта. Из 318 317 абхазских избирателей в последнем приняли участие 52%, из них более 98,6% поддержали СССР. Грузинское население Абхазии советский референдум в значительной части игнорировало, а абхазы и русскоязычные жители голосовали за СССР. Оба референдума в Абхазии сопровождались многотысячными митингами их сторонников и противников.

В Южной Осетии референдум 17 марта проходит в Цхинвали, несмотря на обстрелы с грузинской стороны, и в селах, контролируемых осетинами. Из 44 тыс. человек проголосовавших только 9 человек против сохранения Союза. 12 марта президиум Верховного Совета Грузии продлил режим ЧП в Цхинвали, к этому моменту число грузинских и осетинских беженцев из региона с населением в 160 тыс. человек превышает 30 тыс. 18 марта у села Эредви грузинские формирования расправляются с 12 осетинами, которых живьем закапывают в землю. Власти Южной Осетии все еще надеются, что президент СССР примет решение об обеспечении режима ЧП на этой территории силами МВД СССР. 23 марта Борис Ельцин встретится с председателем Верховного совета Грузии Звиадом Гамсахурдиа на российско-грузинской границе, в повестке дня будет и урегулирование в Южной Осетии. Естественно, в Цхинвали эту встречу воспримут как предательство: 26 марта там пройдет митинг против Ельцина.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

«На молдавские избирательные участки собирались пригнать БТРы,— вспоминает второй президент Молдовы Петр Лучинский, бывший в то время секретарем ЦК КПСС. — Молдова приняла решение не участвовать в этом референдуме, но так как еще была советская власть, было принято решение открыть избирательные участки при военкоматах»

Фото: РИА Новости

В Молдавии власти бойкотируют референдум 17 марта, но он все же проходит — в списках участников 841 тыс. человек, это контингенты воинских частей и жители провозглашенной в 1990 году Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. 98,3% голосовавших при явке в 83% поддержали СССР.

В Латвии в списках для голосования 17 марта — 670 тыс. человек. Голосовать приходят 65%, из них за СССР — 95,1%, или 415 тыс. человек (около пятой части населения республики). В Литве 17 марта в списках 582 тыс. избирателей, из них приходят чуть более 500 тыс., за СССР голосуют 98,9%: похоже, что за Союз голосует и часть тех, кто 9 февраля поддержал «независимую демократическую Литву». В Эстонии список голосующих короче — 299 тыс. человек. При явке в 74,2% сохранение СССР поддерживают 95%, или 211 тыс. участников. Голосуют с 14 по 17 марта главным образом русские Таллина, Нарвы и Кохтла-Ярве.

«Лоялисты»

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Ратбек Нисанов, глава Духовного управления мусульман Казахстана во время голосования на всесоюзном референдуме. 17 марта 1991 года

Фото: РИА Новости

Самая высокая явка — в Туркмении: 97,7% избирателей. Из них 97,7% (тень будущих «электоральных султанатов») за Союз при 1,7% против. И явка, и поддержка СССР превышают 90% в Узбекистане, Киргизии и Таджикистане. В Казахстане приходят 88% избирателей, из них 94% — за Союз. Азербайджан при явке в 75% показывает 93,3% поддержки союзного центра. Белоруссия при явке в 83,3% поддерживает Союз на уровне 82,7% при 16% против. Украина отвечает «да» на оба вопроса: союзный — сохранять ли Союз (70% «за» при явке 83,5%) и свой — быть ли в нем Украине (более 80% «за»). Всего через 8 месяцев на референдум по вопросу о поддержке акта провозглашения независимости Украины придет более 84% избирателей. Из них 90% поддержат независимость.

Россия показывает явку в 75,4% (79 млн из 105 млн избирателей). За сохранение Союза голосуют 71,3%, или 56,86 млн участников. Против — 26,4% (21 млн человек).

Относительный результат «против» больше только на Украине (28%), но в абсолютных цифрах россияне ставят рекорд.

При этом около 70% российских участников поддерживают введение поста президента РСФСР: этот результат позволяет Борису Ельцину немедленно начать избирательную кампанию. В Москве явка 67,63%, сторонников единства Союза из них примерно половина, при этом 81,14% — за прямые выборы мэра. Автоматического введения такого поста этот результат не означает: для этого необходимы новые законы о статусе столицы — один союзный, второй российский.

Одной из самых скромных явка 17 марта оказалась в Чечено-Ингушетии — 58,8% (75,9% за Союз, 22,6% против). Самая диссидентская — родная для Бориса Ельцина Свердловская область: за Союз лишь 49,3%, в самом Свердловске — и того меньше: 34,17%.

За Союз и за Россию до конца

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Бывший президент СССР Михаил Горбачев назвал распад Советского Союза нарушением воли народа, так как большинство граждан проголосовали на референдуме за его сохранение

Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

21 марта 1991 Верховный Совет СССР подвел итоги голосования: «Судьба народов страны неразделима. Государственные органы Союза ССР и республик должны в своей практической деятельности руководствоваться решением народа, исходя из того, что это решение является окончательным и имеет обязательную силу на всей территории СССР». Президенту Горбачеву рекомендовано энергичнее готовиться к подписанию нового Союзного договора и ускорить разработку проекта новой Конституции СССР.

Когда Верховный Совет обсуждал проект постановления, вместо цифр в нем еще стояли пробелы. Когда подсчет завершился, вышло, что, несмотря на бойкот в шести республиках, в плебисците приняли участие 148,5 млн советских граждан (при количестве учтенных избирателей около 182 млн). 113 512 812 участников поддержали единство обновленного Союза. Более 2 млн граждан голосовали в Прибалтике, Грузии, Армении и Молдавии, совершив тем самым «акт мужества и патриотизма». Казалось бы, для Михаила Горбачева все складывается неплохо: он только что получил доказательство поддержки 70% участников плебисцита.

Однако в России число сторонников единства Союза почти совпало с числом сторонников введения поста президента республики — в пику президенту СССР.

Трудно было не обратить внимание и на совокупно внушительное число голосов, поданных против сохранения Союза — более 30 млн. “Ъ” отмечал, что по итогам плебисцита лидеры России, Украины и Казахстана укрепили свои политические позиции и теперь намеревались заняться скорее развитием собственных политических карьер, чем подготовкой нового Союзного договора.

Прямо в день голосования, 17 марта, у кремлевской стены произошел скандальный инцидент: 17-летний Эдуард Пырков, учащийся ПТУ из Чувашии, улучил момент, когда отвлеклись все следившие за некрополем постовые, подбежал к бюсту на могиле Сталина и стальной дубинкой отбил ему кончик носа и часть левого уса.Следователи не стали инкриминировать Эдуарду Пыркову хулиганство, но квалифицировали его действия по ст. 229 УК РСФСР (осквернение могил).

Союзный центр атаковал результат, полученный 17 марта, почти с теми же скоростью и безрассудством, что и Эдуард Пырков памятник Иосифу Сталину.

«Неужели мы ввергнем народ в пучину непредсказуемых бед?»

20 марта российский премьер Иван Силаев заверяет президиум Верховного Совета РСФСР, что рыночные реформы в России будут происходить независимо от действий союзных властей. При этом относительно подробно Силаев останавливается лишь на предложениях по снижению налоговых ставок (предполагается снизить с 35% до 30% налог на прибыль, не облагать налогами средства, вкладываемые в развитие производства, а также уменьшить с 50% до 30% максимальную ставку подоходного налога). По идее разумная налоговая политика должна повлиять на предприятия, выбирающие форму подчинения: союзную или республиканскую — но пока это скорее благие пожелания. Пока неясно, где взять необходимые для стабилизации российской экономики $90 млрд и как финансировать социальные программы, однако процесс смены подчинения предприятий начался, и он означает, что Россия обретает экономический суверенитет.

На следующий день, 21 марта, союзный парламент принимает закон о кабинете министров СССР, расширяющий и без того значительные полномочия Валентина Павлова и Михаила Горбачева. На первый взгляд может показаться, что российские власти играют роль популистов, а союзные — технократов, пытающихся исключить экономический коллапс. Отчасти так и есть, но ситуация изо дня в день меняется, и если российский кабинет постепенно получает все новые возможности, то поле для маневра у союзного правительства сжимается, как шагреневая кожа.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Валентин Павлов на избирательном участке во время проведения референдума

Фото: РИА Новости

В этот момент 29 российских депутатов обращаются к президенту Горбачеву и союзному Верховному Совету с просьбой запретить митинги в Москве в связи с предстоящим открытием III внеочередного съезда народных депутатов РСФСР. Этот съезд, вообще-то созванный по инициативе противников Бориса Ельцина, должен стать решающим в противостоянии Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, который только что получил карт-бланш на выдвижение в президенты России. Михаил Горбачев ставит перед своими помощниками задачу «выиграть российский съезд». Идея исключить митинговые страсти в этот момент кажется не лишенной смысла, и союзные власти запрещают митинги в столице с 24 марта по 15 апреля.

22 марта Борис Ельцин встречается с рабочими Кировского завода в Ленинграде, обещая им одновременно сохранить твердые социальные гарантии, ускорить приватизацию и исключить «коммунистический фундаментализм». Встречают его гораздо теплее, чем побывавшего там же за четыре дня до этого Валентина Павлова, а провожают и вовсе чуть ли не овацией. 23 и 24 марта Ельцин проводит серию встреч на Кавказе. Тем временем 26 марта Михаил Горбачев выводит ГУВД Москвы и Московской области из регионального подчинения и передает их напрямую союзному МВД. Новое управление возглавляет замминистра генерал-майор Иван Шилов. Профессионалы заявляют, что 20 лет ждали слияния московской и областной милиции, но выглядит оно как подготовка к событиям ближайшего будущего. 27 марта Валентин Павлов со словами «Неужели мы ввергнем народ в пучину непредсказуемых бед?» фактически вводит в Москве чрезвычайное положение: на улицы столицы выходят войска и дополнительные силы ОМОНа.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Последние дни марта 1991 года были одним из ключевых моментов в противостоянии союзного и российского руководства. На фото Борис Ельцин на участке для голосования. 17 марта 1991 года

Фото: РИА Новости

Утром 28 марта Борис Ельцин в Большом Кремлевском дворце открывает российский съезд. 532 делегата из 1028 немедленно голосуют за отмену постановления союзного кабмина об ограничениях в Москве. Первый зампред Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов вступает в переговоры с Михаилом Горбачевым: съезд отказывается работать при наличии войск на улицах и приостанавливает свою деятельность до их вывода. К 17 часам 28 марта большинство улиц, ведущих к центру Москвы, перекрыто грузовиками, автобусами и тягачами. Тем не менее запрещенный митинг в поддержку Бориса Ельцина все же проходит.

Глава МВД СССР Борис Пуго скажет депутатам союзного Верховного Совета, что в центре столицы собрались «молодые люди, опьяненные наркотиками», а председатель ВС СССР Анатолий Лукьянов упомянет в своих выступлениях о «сотнях боевиков» «Демократической России».

В этих заявлениях — признаки крайнего нервного напряжения и готовности к чрезвычайным мерам. Из-за перекрытий город встает в катастрофических для 1991 года пробках, но атмосфера разряжается: солдаты и демонстранты мирно соседствуют, у ЦУМа играет джаз, солдаты едят мороженое и смеются анекдотам про Горбачева и Павлова.

Референдум о сохранении СССР, войска в Москве, шахтерские забастовки и все остальное, чем запомнился март 1991 года

Председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин (слева) с супругой Наиной в день референдума

Фото: РИА Новости

Утро 29 марта Москва встречает без войск и перекрытий. Российский съезд возобновляет работу. Он только что фактически добился отмены решения союзных властей по вопросу, который с ним никак не предполагалось обсуждать,— о чрезвычайных мерах в столице, и это не менее важное событие, чем референдум. По итогу попытки союзных властей перехватить контроль над ситуацией их влияние сократилось до периметра, который 28 марта охраняли солдаты и ОМОН. Борис Ельцин на съезде обвиняет союзное правительство в развале экономики России. Михаил Горбачев рассчитывает, что консервативное крыло российского съезда поставит вопрос о переизбрании председателя Верховного Совета РСФСР. Но 31 марта ветеран Афганистана полковник ВВС Александр Руцкой заявляет о создании фракции «Коммунисты за демократию», в которую входят больше 100 делегатов. «Коммунисты за демократию» возражают против отставки Бориса Ельцина, а без их голосов консерваторы лишаются шансов.

Иван Сухов

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

13 − два =