Что труднее всего дается россиянам

0 6

Что труднее всего дается россиянам

Коммерсантъ-История №7 (116)

Знаете ли вы, что труднее всего дается разным народам мира? Когда-то на этот вопрос советские юмористы отвечали так: русским — точность, французам — постоянство, немцам — уроки истории. И в этой шутке, как и во многих других, есть немалая доля правды. Немцы, используя свои немалые экономические возможности, год за годом пытаются руководить Европой. А нашим согражданам из века в век если и удается, то с огромным трудом делать все точно и аккуратно. Прежде чем обижаться, вспомните, сколько раз за последнее время вы лично впадали в коекакерство? Например, делали что-то как получится, обещая себе и окружающим потом переделать как надо.

Чтобы избавить от неприятного ощущения тех, у кого по этому поводу возникает бесполезное чувство вины, следует заметить, что в России так было всегда. Возьмем, к примеру, «ветреную язву», эпидемия которой терзала восток страны на протяжении многих десятилетий. 225 лет назад, 18 июля 1795 года*, Правительствующий Сенат утвердил разумные и в общем-то не слишком сложные для исполнения меры по предотвращению ее распространения. О том, что получилось в итоге, наш текст «При малейшей неосторожности превращается в смертельную».

Возьмем другой пример — жизнь великого писателя Ивана Сергеевича Тургенева. Он после смерти матери получил огромное наследство, однако, имея значительную собственность, вместо прибыли получал от нее убытки и постоянно нуждался в деньгах. О том, как такое могло быть,— в статье «Мне как-то жутко продавать Спасское».

Никуда не исчезло коекакерство и после революции. Тогда в пламенеющих умах советских экономистов возникла мысль изменить в стране внутренние границы, исходя из экономических и идеологических соображений. Просто объединяя в единые регионы пролетарские центры со снабжающими их всем необходимым районами. При этом исторически сложившиеся реалии не принимались во внимание. А одним из первых примеров такого районирования сто лет назад, в 1920 году, стал Донбасс. О том, кто и для чего на самом деле перемещал границу между советскими Украиной и Россией, наш материал «Представители Луганска грозят вооруженной силой».

Но одним из самых ярких примеров отсутствия точности и аккуратности стал ввод советских войск в Бессарабию и Северную Буковину, итоги которого подвели 70 лет назад, в июле 1940 года. О них — в нашей публикации «Мы имеем самое слабое звено там, где оно должно быть самым сильным».

Об этих и других примерах того, без чего наша жизнь могла бы быть куда лучше,— новый выпуск ежемесячника «Коммерсантъ-История».

Евгений Жирнов, руководитель историко-архивной службы ИД «Коммерсантъ»

Содержание

«Поставив новые ниже первых»/Какие тату появлялись на теле игнорирующих законы путешественников. Фотофакт.

«При малейшей неосторожности превращается в смертельную»/Как останавливали не прекращавшуюся полтора века эпидемию

«Мне как-то жутко продавать Спасское»/Какие скелеты скрывались в пруду Тургеневых

«Представители Луганска грозят вооруженной силой»/Кто передал весь Донбасс Украине

«Мы делаем то, что хотим»/Чем советская власть уничтожала социализм

«Мы имеем самое слабое звено там, где оно должно быть самым сильным»/Как победы 1940 года предопределили поражения 1941 года

*Все даты до 1 февраля 1918 года даются по старому стилю.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × пять =